Истории которые я не забываю

Истории которые я не забываю

В коментариях попросили запилить пост на эту тему. Почему бы и нет?! Поковырялся в старых студенческих конспектах и постараюсь провести краткий экскурс в эту интереснейшую тему.

В первую очередь обрадую всех пикабушников кто признался о своих ложных воспоминаниях. Это больше расстройство памяти чем психики. Пробелы памяти часто заполняются вымышленными событиями, на основе реальных действий.

Банальный пример одного пользователя с пикабу: долго думал что учился на пятидневке, хотя учился он все года кроме последнего шестидневную неделю

Так же в создании ложных воспоминаний могут поспособствовать посторонние люди (хороше если умысел у них не злой) Эксперимент с "Багз Банни" и дисней лендом. Когда людей опрашивали через пол года после посещения. И задавали один вопрос. "Скажите где именно вы видели багз банни в дисней ленде?" (Его там быть никогда не могло) и я извиняюсь что в коментах написал большой процент. В реальности процент ответивших людей что видели "багза" там равнялся 20%

В США осудили мужчину за то что он насиловал своих приемных дочек. Эти дочки уже в совершеннолетнем возрасте подали на него заявление. Мужика естественно закрыли на пожизненное. Но адвокат этого мужчины все таки докапался до правды. У девочек было не легкое детство, и к тому же по США прокатилась волна изнасиловани, это и наложило отпечаток на их сознание. Девочки после того как их отчима посадили, сообщили что их отчим так же проводил какие то обряды с жертвоприношением и все останки животных жертв он хоронил на заднем дворе. Полицейские перекопали весь двор наизнанку, но так ничего и не нашли. Это было первым звоночком для освобождения не в чем не повинного человека. Проводили много тестов и прочего. Девушек признали с псих.отклонениями.

А теперь расскажу случай из практики моего знакомого. Я косвенно касался решения.

Жил был человек назовем его Василий, лет так 24х. Жена, маленький ребенок. Абсолютно адекватный человек. Устраиваеться на новую работу и тут как подменили человека. Недели две ему плохело. Замыкаеться сам в себе, молчалив, раздражён. На третьей недели первая попытка суицида. Это как мы потом узнали. Всего их было около 4. Наконец открываеться перед женой после попытки. Типа родная так и так. Грубо говоря меня запугивают унижают и говорит, зачем ты их всех с моей работы пустила к нам домой два дня назад?! Жена в шоке. Говорит не было такого. Никто не приходил. Василий решает что жена против него настроена. Вообщем ситуация не из приятных. У Васи панические атаки, социофобия, бредовые состояния и диссасоциативное расстройство личности. Жалко его было сдавать в дурочку, хотя там с его симптомами его уже ждали. Психолог работал с ним пол зимы. Дошло даже до гипноза. Кое как вернули его в стабильное состояние. Но воспоминания остались. Он продолжает в них верить. Просто смирился с тем что произошло.

Что вы вспомните, когда детство кончится? 3 истории, которые я не могу забыть.

Фото Елены Шумиловой

Украла

В моей жизни был урок, оставшийся в памяти, наверное, навсегда. Совестно вспоминать о своем проступке, да только человеку свойственно ошибаться, и если рядом оказались мудрые люди и результатом случившегося стало понимание ответственности за свои действия, так, пожалуй, об этом нужно говорить.

Как-то раз мы с папой поехали в гости к дедушке и бабушке. У них большой дом, можно бегать из комнаты в комнату, рассматривать диковинные вещицы и скрипеть половицами. Радостно: сколько всего интересного вокруг! Наконец я добежала до последней комнаты, распахнула дверь и залюбовалась своим трехстворчатым отражением в трюмо. Удивительно, что меня так много в одной комнате, я засмеялась.

Но вот мой взгляд скользнул по полочкам: сколько шкатулок, фарфора, флаконов духов! И нить белоснежного жемчуга небрежно лежит на краю стола. С минуту стою в нерешительности, и моя рука, не я, открывает шкатулку – смущают неокрепшее сердце золотые колечки и браслеты…

Набираю столько, сколько могут вместить кулачки, тихо-тихо иду к своей курточке, наполняю карманы. Бабушка так же добра и приветлива со мною, что-то колет внутри. Да нет, всё хорошо, дома я буду рассматривать украшения.

Пришло время расставаться, курточка застегнута на все пуговицы, последние объятия, но вдруг бабушка спрашивает:

– Внученька, а что у тебя в карманах?

– Фантики, – лепечу я, сгорая от стыда.

Как в полусне потянулись из карманов флакончик духов, маленькая фарфоровая балерина и нитка жемчужных бус. А рядом молча стоял папа. Мы простились.

Дома папа рассказал обо всем маме. Я не знала, как посмотреть в глаза тем, кто меня любил. Жили мы скромно, и никогда родители не взяли ничего чужого. Первыми вещами в большом доме бабушки и дедушки были две ложки, тарелка да чемодан, в котором спал мой папа. Бабушка всю жизнь проработала медсестрой в детском саду, дедушка мостил дороги. И всё, что у них было, – подарки друзей, которые они хотели оставить внукам. Не позволяли они себе лишнего и никогда не жаловались на трудности. Что бы ни случилось, дедушка всегда говорил: «Мы живем хорошо, настроение отличное».

Странно, но меня не отругали, не поставили в угол. Тогда я могла бы обидеться на взрослых хотя бы за это, но меня оставили в комнате наедине с моими мыслями, и никто не приходил. В этот момент я поняла, как мне дороги мои близкие. А сейчас, вспоминая эту историю, я вновь и вновь повторяю себе: береги детей от безответственности, будь для них примером во всем. Пусть первой скрипкой в их судьбе станет добро, которому их научили взрослые.

Читайте также:  Рецепт макаронной запеканки в мультиварке

О чем она думает?

Фото Елены Шумиловой

Бабушка – это самый надежный человек, за которого можно спрятаться от любопытного взгляда, расспросов деревенских жителей и в случае какой-либо провинности. Она большая и добрая. Натруженные пальцы согнуло время, седина вкралась в жгучую косу черных волос, но глаза по-прежнему светят бирюзой и все углы семейной жизни сглаживает её улыбка.

Поутру она выходит на покос: серебряная роса, будто горошинки, лежит на темно-зеленом клевере, бабушка кладет рядки долго, до знойного солнца. Да мало ли дел готовит летний день? Собрать ягоды, выполоть овощи, покормить скот, убраться в доме, наносить дров, воды. И нет им конца, пока вечер не соберет нас за раздумьями на прогретой скамейке.

У бабушки карман полон семечек, тихо-тихо сидим с ней, щелкаем, и так тепло от сумеречного забытья, от треска кузнечиков, от мысли, что дома уже поспел чайник и на столе сладкие пенки земляничного варенья. Только в детстве можно отрешенно мечтать о чашке чая, вслушиваться в шорохи приумолкнувшего дня, терять минуты, не жалея, и знать лишь одно, что рядом родной человек, готовый приголубить и согреть.

О чем думала бабушка в эти теплые вечера? Ребенком узнавшая о воздушной тревоге, голоде и фашистах, вырастившая троих детей, рано овдовевшая, сдававшая в колхоз по 3 тонны молока в год и ни на кого не перекладывавшая тяготы жизни, она улыбалась тому, что денек выдался погожим. Наверное, ещё что-то важное наполняло её сердце в эти минуты, только я была маленькой и не догадывалась об этом.

Недавно моей бабушке исполнился 81 год. Зимой она живет у нас в городе, поет частушки, страдания и, может быть, сплясала бы, да ноги не поспевают за темпераментом. И всё ждет весны, чтобы уехать в родные края, где родилась и любила.

Я читаю, не умея читать

Фото Елены Шумиловой

…Звонок в дверь заставляет всех опомниться и идти встречать гостей. Оба кругленькие, в меховых шапках, вместе с искринками снега бабушка и дедушка приносят в дом радостные приветствия и праздничную суету. Мы тянемся к бабушке, одаривающей нас подарками, крепко обнимающей и берущей на колени. Уже устанешь сидеть в одной позе, а всё не хочется отойти от бабушки. За столом дедушка шутит, рассказывает истории, вынимая их из бездонной шкатулки памяти. Мы с братом потихоньку сползаем под стол, прихватывая кусочек пирога или грушу – отсутствовать и в то же время присутствовать среди взрослых – забава, без которой обходится редкий ребенок. Дергаем маму за юбку, просим спустить нам со «второго этажа» по чашечке чая. Получаем ответ, что чай пьют за столом, а не под ним. Вылезаем, щурясь от света, привыкнув к полумраку «подстольного обитания». Наливать кипяток из самовара – одно удовольствие, в нем отражаются желтые лимоны, шоколадные конфеты, земляничное варенье, мамин торт и наши счастливые лица.

После чаепития дедушка с папой усаживаются за шахматы, погружаясь в мир продуманных ходов и комбинаций, нависая над клетчатой доской, обозревают армию противника в надежде угадать план его действий. А мы с братом мечтаем выкрасть хотя бы одну шахматную королеву, увести её из-под носа стратегов. Но бабушка зовет нас играть. Мы с разбега плюхаемся на диван, а она деловито спрашивает:

– Дома, – робко отвечаем мы.

И бабуля начинает нас щекотать, мы закатываемся от смеха, мешаем развитию событий на шахматной доске – папа прикрывает дверь.

…Вечер сворачивает праздник, а мама – белую скатерть. Бабушка с дедушкой уехали. Я забираюсь под теплое одеяло, включаю ночник и раскрываю детскую Библию с красочными картинками – подарок бабушки и дедушки. Читать ещё не умею, но с трепетом и любовью переворачиваю евангельские сюжеты, ощущая добрый свет, льющийся со страниц книги. Мама читает нам о сотворении мира, горит ночник, и ангел-хранитель оберегает детский сон.

Наградить фанфик "История, которую мне не удалось забыть"

В ту ночь я долго не могла уснуть, ворочаясь в постели и не понимая, почему мне не спится. Через час решила немного проветриться и вышла на порог дома, чтобы посмотреть на звезды и подышать особенным ночным воздухом. Все звезды и луна были как на ладони, покрывая сияющее небо огнями. Я смотрела на них, не думая ни о чем определенном, просто наслаждаясь моментом, прохладным ветерком, обдающим ноги и руки и вызывающим мурашки, шелестом листьев деревьев, звуком проезжающих за рекой поездов. Тогда мне казалось, что я действительно счастлива, в этой глухой и умирающей деревушке. Но было вместе с этим что-то в глубине души и пугающее: какой-то страх, безнадежность улавливались в самом воздухе этого места. Они будто охватывали всю округу и никому не давали пощады, даже мне. Хотя я не знала, чего можно бояться здесь, в этом богом забытом рае. На утро я решила прогуляться до поля, которое приметила еще по дороге. Собрав волосы в хвост и закинув рюкзак за спину, пошла на поиски приключений, но главное, впечатлений. Представив в голове карту деревни, и найдя на ней себя и поле, я старалась идти более-менее обжитыми дорогами, и через полтора часа была уже на месте, устанавливая этюдник, чтобы тот не шатался. Передо мной была ужасно банальная, но от этого не менее прекрасная картина: пшеничное поле, солнце, а у самого горизонта одинокое живописное дерево. Прошло несколько часов и на холсте начали появляться признаки завершенности этюда. Бросив кисть и тряпку, я достала из рюкзака фотоаппарат, почувствовав кадр. Один, другой, третий. Увлеченно пропустила еще полчаса, но вот, уже проголодавшись, начала собираться домой. Оказалось, доходило четыре часа, а я даже толком не завтракала. Так уж случилось, что ноги сами меня повели мимо того голубого дома, в котором жила моя новая знакомая. — Маша! — услышала я радостный голос Лизы из окна дома. — Хотите зайти? — О, я. Вообще-то, собиралась домой, обедать. — Оу, ну, Вы заходите к нам, мама будет рада вас видеть, я ей о вас рассказала. — Она удивленно смотрела на холст, который я опустила на землю и прислонила к ноге на время разговора, — Вы рисовали? — Да, немного. У вас тут очень живописно, — я улыбнулась. — Знаете что? Приходите в субботу, в пять, у нас будет чай. — Чай? — настал мой черед удивляться. — Да, у нас традиция. Приходите, познакомитесь с мамой и еще много с кем. К нам много кто приходит. — Хорошо, я приду, — улыбнулась я еще раз и постаралась запомнить «суббота, в пять». — Ну, мне пора. — До субботы!

Читайте также:  Еда на вечер для похудения

В субботу утром я проснулась какая-то очень веселая. Мне хотелось делиться радостью со всеми вокруг. — Доброе утро, баб Нюр. Хотите, я на завтрак сделаю мамин фирменный омлет? Вам должно понравиться! — с заразительной улыбкой вошла в основную комнату дома, где жила моя хозяйка и три ее кота. Также в нем была гостиная, столовая и библиотека. Пожилая дама лет семидесяти сидела с книгой в кресле, видимо, давно вставшая. — Доброе утро, Машенька. Какая ты у меня хозяюшка, прямо как дочь родная, — печально улыбнулась она. Я пошла в кухню, которая была еще и прихожей, и коридором в главную комнату, готовить завтрак. За завтраком решила расспросить ее про чай. — Баб Нюр, а что это за традиция такая с субботним чаем у… — А, ты про Житомирских? Это они у Липаткиных в свое время переняли, жила тут семья, очень благородная. И она мне рассказала все, что знала про Житомирских, и про Липаткиных, и про их дружбу родовую, про чай, да про всю их жизнь… И я теперь знала, что сразу после Липаткиных дом свой построили Житомирские, но в военное время он сгорел, и они как-то временно перебрались в тот голубой дом, да так там и живут. Что детей своих они всегда воспитывали вместе, приглашая учителей из города, поэтому они такие благородные всегда получались и образованные. И что у Липаткиных еще при царях чай этот водился, а потом и Житомирские, как приняли однажды в семью дочку Липаткину, так и завела она у них эту традицию. И что за десятки лет ни одной субботы без их чая не обошлось. И что даже в войну, по привычке, собирались многие в их доме к пяти часам, да и сидели, словно бы им кто этого чая налил, хоть и наливать было нечего и практически некуда. Что приходили во все времена на чай все желающие, что всегда там водились разговоры о многом, и бытовом, и о высоком, и что часто кто приволакивал с собой то гитару, то гармонь. И что никогда не было выпито там ни капли алкоголя, и несмотря на деревенские нравы, эти собрания всегда были удивительно благородного вида. Эти субботние вечера давали людям возможность почувствовать себя «людьми со званием», прикоснуться к царской сказке. И они благодарно чтили эту удивительную традицию.

Без десяти пять я уже подходила к голубому дому с самодельными пирожными в руках, на которые ушло полдня. Но мне все равно не чем было заняться, а баба Нюра сказала, что к ним часто носят свое. Я увидела подошедшую уже к воротам пожилую пару, в хороших для деревни костюмах, и прошла во двор вместе с ними. На пороге довольно большого, по сравнению с нашим, дома стояла женщина лет тридцати в простом платье и улыбалась паре передо мной, пропуская внутрь. — Здравствуйте! Это вы, та самая Марья, которая так очаровала мою дочь? — Да, это я, — я улыбнулась. — А Вы? — О, просто Светлана, — скромная улыбка, — Это вы сами приготовили? — она стала рассматривать пирожные, я кивнула. — Какая красота! Мы прошли в светлую и довольно просторную комнату, которая служила, вероятно, как и главная комната у нас, но только тут, в отличие от нашего дома, было еще две двери в другие комнаты, и кухня, отдельная от прихожей. За столом, в креслах и на диване сидели совершенно разные по возрасту и виду люди, но, что меня приятно удивило, все были, как говорится, «при параде». Все говорили о своем, но увидев меня, мигом обернулись и приветливо заулыбались. — Здравствуйте, я Маша, — решила представиться я. — Садитесь, — Светлана показала мне на свободное место. Тут из комнаты выбежала Лиза: — Маша, здрасте! Вы все-таки пришли. — Да, и принесла пирожные. Моя бабушка научила меня их готовить еще в детстве. Мы провели вечер за разными беседами. Я узнала много нового о деревне, ее истории и жителях, а они о других городах, в которых я бывала, о том, что видела и знала. В тот вечер я почувствовала почти то же, что и тогда, ночью, глядя на звезды — умиротворение. — И, раз уж мы сегодня собрались, — вдруг начала мать Лизы почти в самом конце вечера, — вы знаете, завтра год со дня трагедии, и я бы хотела почтить память Алисы и Шуры. Завтра, конечно, мы соберем поминки в клубе, но разве это бывает лишним? — на этих словах все поднялись, кивая, и простояли в молчании пару минут. У кого-то появлялись слезы на глазах, кто-то просто стал очень печален… И вот, как и ночью, умиротворение не было одиноко, и сопровождала его на этот раз тоска и безысходность.

Читайте также:  Шарлотка с брусникой рецепт с фото пошагово

Узнала я подробности этого события не сразу. Почему-то среди жителей был почти животный страх, если разговор заходил в эту тему. Так что, выпытывая детали по кусочкам, через несколько недель я все же знала ее полностью, и так как рассказывали мне ее разные люди, получилась она довольно красочной и полной мелочей. Случилось это ровно год назад с того дня, как я приехала. Алиса была красивой во всех отношениях девочкой: белокурой, низенькой и жизнерадостной, с ямочками на щеках и огоньком в серо-голубых глазах. Характер, правда, был не так мягок, но она все же была добродушным, никогда не желающим никому зла, человеком. В тот день она собиралась гулять с другом, Шурой, которого она сама звала всегда исключительно Сашей, «на городской манер», потому что первые семь лет жизни провела с мамой в городе. На улице стояла такая неопределенная погода, какая бывает в августе. До полудня было сухо и даже почти жарко, но все говорило о том, что будет дождь. Она стояла уже на крыльце и гладила по голове любимого пса, Борьку, которого мне даже удалось повстречать, когда я заходила к матери Саши за молоком (у них были две коровы), и которого они приютили у себя, как только все случилось. Бабушка ее окликнула из дома, неся в руках куртку. Бабушка, надо бы сказать, была добрейшей души человек, кроткая и миловидная, а морщины и седина, по рассказам, делали ее только очаровательней. В старом заплатанном платье, длиной ниже колен и с легкой вязаной шалью на плечах, она была похожа на добрых старушек из рисованных детских мультфильмов советских времен. Алиса сопротивлялась бабушкиным просьбам взять куртку с собой, говоря, мол, так жарко на улице, что только куртки таскать. И ушла, прикрикнув на женщину, чтобы не указывала, ведь «и сама знаю, не маленькая уже», оставив единственного родного человека обиженным, и даже не сообщив, где они будут гулять. От ее дома до Сашкиного было не долго, пара улиц, и вот она уже заходит в ворота, приветствуя улыбкой их собаку и самого Сашу. Он был ее полной противоположностью: высоким, смуглым и всегда, как будто обиженным на весь мир, — такое у него было лицо. Но, как оказалось, это было только отчасти следствием его чувств и эмоций — и его мать, и отец, и сестра были с подобным выражением. Его мама проводила их, вручив контейнеры с едой, на случай, если от долгой прогулки они проголодаются, и они пошли по улице на запад. Около получаса пути и вот они уже на месте: прямо перед ними будто из ниоткуда выросли огромные сосны, березы и дубы, и им наверняка, как и мне, показалось, что они держат собою все небо, словно атланты. Про тот лес ходило много разговоров, слухов и попадались даже факты. Одни говорили, что там прячется бывший заключенный, которого случай вынудил вести отшельнический образ жизни, другие рассказывали про множество найденных тел, причем таких, что узнать в них конкретных людей было невозможно. А кто-то даже верил в нимф на Туманном озере в глубине леса, до которого я так и не дошла, потому что оно было довольно далеко и никто не мог толково объяснить дорогу, да и не мог точно сказать, есть ли там еще это озеро, или давно пересохло. Все эти истории очень пугали жителей, многие сторонились леса и ругали детей, если те заходили дальше десяти метров. Ну и ничего удивительного, что пошли дети именно туда: запретный плод сладок! Конечно, как только они дошли, рассказать, что было дальше, не мог уже никто. Но, как посчитали по времени, дождь начался почти сразу, как они успели зайти в лес. Вероятно, в этот момент Алиса очень пожалела, что не послушалась бабушку. Ведь что ей стоило просто закинуть куртку в рюкзак к бутылке с водой и печенью? Кто-то предположил, что они попытались дойти до заброшенного дома лесника, который был неподалеку от места, где они, вероятнее всего, были. Дождь шел тогда не переставая несколько часов, а лес славился своей непроходимостью, так что, скорее всего, они очень быстро заблудились. Пропажу обнаружили под вечер, когда стало уже темнеть, а дети все не возвращались. Всей деревней, с фонариками и безумным волнением, искали в глубокой ночи, пока совсем нельзя было различить ничего перед собой. Как только стало светать, отправились снова. Сначала искали в деревне, но потом кто-то сказал, мол видел, как они подходили к лесу. И тогда, на третий день, люди, превозмогая страх, отправились в лес. Держались очень осторожно, не уходили по — одному и делали переклички каждые два часа, но искали, искали, искали и… никого не находили. Дети будто испарились. Тогда, на пятый день, бабушка Алисы, Надежда, умерла. Больше никто не ходил и не искал, только мать Саши каждый день безутешно бродила около леса.

Мне случалось бывать в разных местах и узнавать много историй, но именно эта, о таком славном роде, который прервался столь бесславно, запомнилась мне лучше всех других. И не проходит месяца, как я не вспомню эту деревушку, такую удивительную и совсем обычную, и то, что мне случилось там узнать.

Ссылка на основную публикацию
Испечь что нибудь легкое
Все кто считает себя сладкоежкой и любителем выпечки, знают, как тяжело отказаться от конфетки в блестящей обёртке или от восхитительного...
Империя кесем дети кесем султан
За всё время существования Османского государства увековечены в истории не только великие султаны, полководцы и великолепные стратеги, но также и...
Имбирь свежий для похудения
Имбирь для похудения — древнее изобретение Имбирь — травянистое растение, близкий родственник не только прекрасной орхидеи, но и другой хорошо...
Использование алоэ в медицине
В соке алоэ содержится более 200 биологически активных компонентов, а также витаминов и минералов. В народной медицине он считается эффективным...
Adblock detector